BazingaLOL
Бугагашеньки!
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

BazingaLOL > Фэндом: Real People Slash




пятница, 28 октября 2011 г.
Оригами P. S. Die IPowdered SugarI 15:28:34
Название: Оригами
Фендом: Merlin BBC
Автор: Gleanna
Пейринг: Брэдли/Колин
Рейтинг: R
Жанр: RPS

Категории: Фэндом: Мерлин, Фэндом: Real People Slash, Фанфик
Прoкoммeнтировaть
Теория поцелуя P. S. Die IPowdered SugarI 15:13:18
Название: Теория поцелуя
Фендом: Merlin BBC, RPS
Автор: LLogan
Пейринг: Брэдли/Колин
Рейтинг: PG-13
Время действия: где-то во время съемок первого сезона.
A/N: С огромной благодарностью для замечательной Nataliny.


Подробнее… - Что у тебя там?

Колин шуршит страницами сценария, складывая его пополам, и засовывает за пазуху.

- Поцелуй.

- Что? - Брэдли правда удивлен. - С кем?

- Не с тобой.

Они сидят на широких каменных перилах, съемочная площадка перед ними как на ладони.

- Я серьезно, Морган, - говорит он. - Покажи.

- Отстань.

- Ну конечно. - Брэдли хлопает себя по колену. - В этом весь ты. Получил поцелуй и недоволен.

- Просто это немного... - уши Колина становятся того замечательного оттенка, которого Брэдли, порой, приходится добиваться часами.

- Ты смущен!

- Ну... - Колин прищуривает один глаз. - Слегка.

- Никогда раньше не целовался?

- Не в кадре, представь себе.

- О, да расслабься! - Брэдли делает лицо человека, который всю жизнь только этим и занимался. - Это весело. Жаль, я не даю уроков парням.

- Что ж, - Колин чешет щеку, на которой к вечеру видна щетина. - Тогда, думаю, Энджел меня выручит.

- Тогда? Что, черт возьми, значит это твое "тогда"?

- О, нет-нет, - Колин отнекивается совсем как Мерлин, хмурит брови, пожимает плечами. Его мимика удивительна, и с некоторых пор Брэдли находит удовольствие наблюдать за ней. - Я о том, что Энджел, возможно согласится объяснить мне пару приемов.

Несколько секунд Брэдли раздумывает о том, на самом ли деле в этой фразе заключен вызов, или он слышится только ему, но, как бы там ни было, перчатка брошена и он жаждет ее поднять. Хотя бы для того, чтобы оставить за собой последнее слово.

- Объяснить, - Брэдли кривит лицо, шутливо передразнивая Колина, - я и сам могу.

**
Этим вечером, во время общего ужина, до Брэдли долетают обрывки обсуждения завтрашних съемок. Он пару раз слышит слово "поцелуй", вслед за которым следуют взрывы хохота, и с интересом поглядывает в сторону Энджел. Та совершенно расслаблена - Брэдли знает, что даже поцелуй с Кейти не слишком бы ее смутил - в то время, как сам он нервничает, будто это ему предстоит исполнять ее роль.

Но он хочет эту перчатку. И немного - Колина.

Чуть позже Колин сидит по-турецки на краю его кровати и смеется, уткнувшись лицом в распечатку сценария.

- Дай сюда, - Брэдли тянет руку почти королевским жестом.

- Нет, я там уже наделал пометок, ты не должен их видеть.

Брэдли закатывает глаза. Иногда Морган бывает просто невыносим.

- Хорошо. Что там у вас?

- Ну... - Колин смотрит в текст, - я ее целую.

- О, правда? - тянет Брэдли. - Там точно написано Мерлин? Не Артур?

Колин снова смотрит в сценарий.

- Нет.

И улыбается так, что Брэдли хочется двинуть ему чем-нибудь тяжелым.

- Окей. Все, что ты должен помнить - эти поцелуи не настоящие, без языков и... всего такого.

- Всего такого, - повторяет Колин заученно. - Понятно.

- Таким образом, - важно начинает Брэдли, но останавливается посреди комнаты, изумленно оборачиваясь на звук, которого никак не ожидал услышать. - Что ты ржешь, Морган? Я посмотрю на тебя, когда Энджел залепит тебе оплеуху прямо перед камерой.

- Не думаю, что настолько разойдусь, - Колин все еще смеется, и у Брэдли что-то рвется внутри. Он чувствует себя беспечным и свободным, как будто ему снова тринадцать. Общество Колина играет с ним злую шутку почти с самого начала их знакомства, но Брэдли понимает значение этого только сейчас.

- Ты - нет, - кивает он. - А я бы развернулся на полную катушку.

- Вне сомнений, - говорит Колин преувеличенно низким голосом, и оба снова смеются.

- Итак, Гвен... - продолжает Брэдли чуть позже.

- ...принимает мой поцелуй.

- Он спонтанный?

Колин задумчиво чешет висок.

- Нет, скорее точно рассчитанный.

- Дай мне сценарий, - снова просит Брэдли, куда более нетерпеливо.

- Возьми свой.

Брэдли не может его взять, он остался в рабочем трейлере, где-то в куче журналов и прочего барахла, которым вечно завален его стол. И он знает, что Колин пользуется этим, заставляет его предлагать варианты, открываться.

Ладно, не к чему тянуть.

- Иди сюда, - говорит Брэдли, и Колин встает с кровати, оказываясь рядом с ним.

У него обалденные глаза - доверчивые и хитрые одновременно, очень внимательные и умные. Брэдли растерянно замолкает, забыв, что хотел сказать. Он чувствует легкое беспокойство и, чтобы скрыть это, плетет первое, что приходит на ум:

- Поцелуй не должен быть страстным, или наоборот - искусственным. Ты приоткрываешь губы, немного, в последний момент. - Брэдли ниже Колина, совсем чуть-чуть, однако ему приходится приподнять подбородок. - А потом чувствуешь партнершу и...

- Мы дорки, - говорит Колин.

Брэдли хмыкает. Их губы так близко, что легче поцеловаться, чем пытаться сохранить дистанцию, но они умудряются избегать контакта. Брэдли все еще не уверен, имела ли место та перчатка, или он просто потерял разум, встретив человека, с которым ему на самом деле хорошо.

- Что дальше? - спрашивает Колин, и Брэдли скорее чувствует, нежели видит его улыбку.

- Дальше вы несколько секунд делаете несложную работу.

- Изображаем страсть?

- Не очень сильную. У экранов могут быть дети.

- Не очень сильная страсть? Что-то вроде...

- ...этого, - говорит Брэдли, притягивая Колина за шею и накрывая его губы своими.

Сначала все вполне невинно, но только потому, что Брэдли ждет реакции Колина, а когда она наступает, в поцелуе не остается ничего от теории. Он становится голодным, как если бы вся съемочная группа разом захотела секса, и глубоким как Марианская впадина. Он не просто полон "всего такого", а нереально, невозможно полон, и Брэдли цепляется за плечи Колина, исследует его рот, совершенно потерявшись в осознании того, что Колин - кто бы мог подумать! - ему отвечает.

- Ты это называешь экранным поцелуем? - немного погодя спрашивает Колин.

У Брэдли чувство, что они рухнули с главной башни замка, и шум в его ушах напоминает свист ветра, который можно услышать только стоя на самом верху. Он немного отстраняется.

- Ты прав, так не годится.

- Еще один дубль? - невинно спрашивает Колин.

Но второй поцелуй точно такой же, с той лишь разницей, что они уже в шаге от кровати, и руки Колина на заднице Брэдли, а руки Брэдли...

- Нет, стой, - охает Брэдли, еще не совсем слетевший с катушек, но все ведет к тому, что так и будет. - Давай-ка отмотаем в начало. Энджел...

Колин не выглядит виноватым. Брэдли смотрит на него - взлохмаченного, немного вспотевшего, хитро улыбающегося, и приходит к выводу, что он очень плохой врун.

- Сознайся, Морган, ты все подстроил, - говорит он, откашливаясь.

- Нет! - Колин трясет головой, изображая на лице священный ужас. - Поцелуй будет. - Он замолкает, а потом добавляет так тихо, что его едва можно расслышать: - Дружеский.

Брэдли чувствует себя иррационально удовлетворенным тринадцатилетним подростком с перчаткой в кармане. Готовым говорить глупости и делать глупости.

- Ладно, - кивает он . - По крайней мере, мы кое-что выяснили.

- Да? - переспрашивает Колин.

- Да. - отвечает Брэдли. - Нам нельзя целоваться на экране.

Конец.

Категории: Фэндом: Мерлин, Фэндом: Real People Slash, Автор: LLogan, Фанфик
Прoкoммeнтировaть
суббота, 20 августа 2011 г.
P. S. Die IPowdered SugarI 07:57:26
Запись только для зарегистрированных пользователей.
пятница, 12 августа 2011 г.
P. S. Die IPowdered SugarI 15:18:08
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Ты можешь предложить что-то лучшее?.. P. S. Die IPowdered SugarI 15:16:07
Название: Ты можешь предложить что-то лучшее?..
Автор: Adrill
Бета: Eva_-_Nevermind
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Эдван Мартон/Евгений Плющенко
Жанр: RPS
Предупреждения: поклонников Мартона и Плющенко и не поклонников яоя просьба не беспокоиться.
Содержание: RPS является попыткой дать ответ на вопрос с какой радости венгерский музыкант выступил на Евровидении за Россию.
A/N: это, пожалуй, первая в моей жизни серьезная RPS… Ну, с боевым крещением меня…

Подробнее…Тихий стрекот клавиш ноутбука - набрать запрос в строке поиска. Нажать кнопку ввода. Прокрутить страницу вниз, отыскивая нужный результат. Буквы чужого языка отказывались составлять понятные слова, складываясь в какую-то тарабарщину, но я заставляю себя вглядываться в синие строчки. Я хочу найти и узнать, на что же все-таки меня променяли.
Ага, вот оно. «Эксклюзив! Только у нас! Песня, которая поедет на «Евровидение», скачать». Тихий клик мышки, и в поле зрения попадает навязчивая реклама низкопробной порнографии. Боже, чем мне приходиться заниматься? Качать музыку с российских бесплатных сайтов.
Я вообще не должен был сидеть сегодня в интернете. У меня просто не должно было быть на это времени. Я не планировал оставаться в одиночестве на этих выходных. Я приехал сюда не для того, чтобы портить зрение у экрана. Я приехал, чтобы провести время с любимым человеком, но все планы пошли прахом.

До маленькой гостиницы на границе с Австрией мы добирались порознь - я из Будапешта, а Женя из Москвы. Ему пришлось добираться на перекладных, и долго ждать нужного поезда. Наверное, это и привело его в такое раздражение.
Я приехал ближе к ночи, в двадцать два часа - мой поезд задержали в пути по техническим причинам - кто-то застрял на рельсах. Видимо, машина заглохла. Я мысленно пожелал бедняге удачно добраться до дома, поскольку был стопроцентно уверен, что большая часть пассажиров уже посулила ему всяческих бед. Мне же ничто не могло испортить радужного настроения. Я ждал этой встречи почти что три недели, и два часа погоды не сделают.
Женя встретил меня в дверном проеме номера, и как только за моей спиной захлопнулась дверь, весь внешний мир с его предрассудками, журналистами, моими концертами и жениными тренировками перестал существовать. Остались только мы вдвоем. И можно было не думать об условностях, а просто обнять друг друга, ведь нам так редко удается побыть наедине. Теперешняя мораль не позволяет нам заявить о своем романе открыто, а репортеры, готовые с жадностью голодного бульдога вцепиться в любой повод накропать крамольную статейку, не позволяют встречаться чаще. Несовпадение наших расписаний тоже вносит свою лепту, и в основном, приходиться довольствоваться телефонными разговорами. Иногда я спускал гонорар от двухчасового сольного концерта, оплачивая счета за международную связь.
- Здравствуй.
Я выучил русский язык только для того, чтобы лучше понимать его. Можно было бы, конечно, общаться на английском, но ни его, ни меня, этот язык не устраивал. Он просто не мог передать все то, что мы хотели сказать друг другу. Первым словом, которое я научился правильно произносить на русском, было его имя. Женя. Мне нравится это сочетание звуков.
- Здравствуй, - Евгений обнял меня, и я почувствовал незнакомый запах - похоже, он сменил одеколон. Новый аромат отдавал смесью мяты и перца, и притягивал к себе, не давая отстраниться ни на сантиметр.
В номере было достаточно тепло, и Женя был одет только в тонкую хлопчатобумажную рубашку, такую, что я мог чувствовать сквозь нее тепло его тела. Я уже привык к тому, что мои действия всегда немного его шокируют, но если в этот момент держать его крепко, то он не станет вырываться и позволит мне прикоснуться губами к его шее, затем потереться об нее носом и снова поцеловать.
- Я давно тебя не видел…
- Я тебя тоже… - я почувствовал, как Женин нос ткнулся мне в висок.
Если провести пальцами вдоль его позвоночника, то Женя улыбнется, прикрыв глаза, и ответит тем же.
- Эй, постой, - почувствовав мои попытки вытянуть его рубашку из брюк, Евгений чуть отстранился. - Не знаю как ты, а я еще не ужинал. И не обедал.
- Почему?
- Долго ехал.
- Пробки?
- И это тоже…
- Разве в поезде не кормили?
- Ты же знаешь, я не ем эту гадость, что подают в поездах.
Когда мы вместе, мы всегда заказываем еду в номер. Светиться в ресторанах для нас непозволительная роскошь, мы не можем допустить даже слухов. Эта необходимость прятаться, словно мы совершаем какое-то преступление, давно мне опротивела, но ничего поделать с этим я не могу. Спасает только то, что в отличие от голливудских знаменитостей, нам папарацци не наступают на пятки.
Ужин приносят через полчаса. За это время я успеваю разобрать сумку и побывать в душе.
- Приятного аппетита.
- Спасибо, - Женя аккуратно взял с подноса вилку и попробовал что-то в горшочке. - Готовить они тут не умеют, - недовольно буркнул он, прожевав кусок.
Мне осталось только развести руками. Главным критерием отбора гостиницы была ее удаленность от популярных курортов, а не хорошая кухня.
- Как насчет того, чтобы съездить в мае на море? - спросил я, что отвлечь его от плохой еды.
У меня в поезде кормили просто на убой. Порции, видимо, делали в расчете на слона, и я, неосмотрительно взяв обед из двух блюд, кажется, наелся на неделю вперед.
- Куда?..
- На море, - я сел рядом с ним на диван и продолжил делиться планами на отдых. - Я присмотрел одно замечательное местечко на Адриатическом море, снимем там виллу недельки на две, на три… Там тихо, спокойно, туристов пока еще мало…
Женя поднял на меня глаза и, дожевав, произнес:
- Извини, я не смогу. 17 числа будет Евровидение, а до этого у меня репетиции.
У меня возникло ощущение, что меня разыгрывают.
- Женя… Евровидение - это музыкальный конкурс, причем тут ты?..
Евгений нахмурил брови, будто я бросил ему в лицо какое-то оскорбление.
- Меня попросили принять участие в номере, и я согласился.
Вдруг стало ужасно обидно. Май был для нас неприкосновенным временем, когда мы выкраивали пару недель для совместного отдыха. Это было нашей традицией, и по негласной договоренности, мы переносили все свои дела на июнь или апрель, чтобы побыть друг с другом. В этом году я поступил точно так же, уже настроил планов на совместный отпуск, а тут… Я бы еще понял, если бы он пел. Для певца Евровидение - шанс выйти на новый уровень, но Женя - фигурист. Что ему делать на конкурсе попсовой песни?
- Но…
- Что? Вся страна ждет этой победы, а мое участие добавит нам шансов.
- Я понимаю, честь страны… - я попытался подобрать слова, которые могли бы не спровоцировать ссору, но таковых почему-то не находилось.
- Тогда какие претензии? - тон жениного голоса был раздраженным, и в его глубине мне послышалось неудовольствие, будто бы он уже полчаса объяснял мне очевидные факты.
Терпеть не могу, когда со мной разговаривают, как с ребенком. Голос сам по себе стал жестким и требовательным. Да, вот именно теперь я высказываю претензию.
- Я не хочу, чтобы ты ехал на Евровидение.
Евгений обманчиво спокойно кладет вилку на тарелку, и встает со своего места.
- А я не хочу, чтобы со мной разговаривали в приказном тоне.
В сердце моментально входит раскаленная игла. Сегодня мы поссоримся. Очень серьезно поссоримся. Я точно знаю.
- Для меня это так много значит, как ты не понимаешь? - в жениных глазах бушуют волны негодования.
А у меня к горлу подкатывает колючий комок злости.
- То есть, ты хочешь сказать, что я для тебя не значу ничего?
Женя помолчал пару секунд, глядя куда-то сквозь меня, а затем сказал холодно:
- Знаешь, когда я соглашался на романтические отношения с тобой, я думал, что буду избавлен от этих женских штучек.
Мои глаза непроизвольно расширились. Соглашался?.. Вот уж не думал, что он может сказать такое… Черт, это звучит так, будто я очередной его проект, что-то вроде съемок в музыкальном клипе или фотосессии, и ни о какой любви между нами не может быть и речи.
Кровь прихлынула к щекам, и фраза, которую не стоило произносить, все-таки прозвучала:
- Если я тебя в чем-то не устраиваю, ты можешь уйти. Мы свободные люди, и я никого не держу.
- Хорошо, - неожиданно легко и быстро согласился Евгений. - Как удачно, что я не стал разбирать сумку.
Сердце ухнуло вниз, оставляя в груди пустоту. Я не хотел, чтобы он уходил. Но останавливать его после того, как сам же указал на дверь было бы глупо и действительно как-то по-женски. Да и тихий голосок в голове шептал, что он, быть может, уходит, потому что я ему и вправду не нужен. В этом случае останавливать его будет просто полным идиотизмом.
Я, скрестив руки на груди, молча наблюдал за тем, как Женя надевает свитер, ботинки, пальто, заматывает шарф, подхватывает на плечо маленькую спортивную сумку и выходит за дверь. Он не хлопает дверью, нет, сокровище русского фигурного катания Евгений Плющенко начисто лишен страсти к спецэффектам. Он тихо прикрывает створку и размеренными шагами удаляется прочь, оставляя меня в полном одиночестве.
Тишина, воцарившаяся в комнате, так и подмывала вскочить с дивана, выкрикнуть детское «ну и пожалуйста!» и разбить о пол тарелку. Или начать ругаться, громко и непременно матом, будто бы от этого станет легче. Я знаю, не станет. Но злости нужно дать выход.
Значит, Евровидение? Жертвой вырывающегося изнутри гнева стала диванная подушка. Значит, я ему не нравлюсь?! А может, он уже нашел себе кого-нибудь другого?!
Подушка оказалась ни на что не годной - чехол, не выдержав и трех ударов, лопнул, и на пол полетел синтетический пух.
Другого… Из груди вырвался тяжелый вздох. Кто едет от России на Евровидение? Наверняка какая-нибудь смазливенькая мордашка, очередной «плод» «Фабрики Звезд», других туда не посылают.
И наверняка там будет лед. Иначе присутствие Жени там бессмысленно. Много льда на сцену не занести, значит, будет много репетиций.
Я поперхнулся воздухом от этой мысли. Ведь я знаю, как это бывает. Я помню, как мы репетировали номер с живым аккомпанементом, когда я стоял посреди катка, играя на скрипке, а Женя отрабатывал элементы программы, доводя движения до совершенства. А когда он уставал, то не останавливался, а продолжал скользить по льду вокруг меня, постепенно уменьшая радиус. Оказавшись в очередной раз позади меня, когда между нами оставалось меньше метра, он обнимал меня за талию, прижимаясь к моей спине, и целовал в шею.
Часто я играю с закрытыми глазами, полностью погрузившись в мелодию, и эти поцелуи становились для меня неожиданностью. Рука делала неверное движение, звучала фальшивая нота, и я опускал скрипку. Женя тихонько фыркал мне в волосы и обнимал еще крепче. После этого я разворачивался к нему лицом и целовал в ответ.
В душе проснулась ревность, заставившая сжать ладони в кулаки. Я привык к тому, что с тех пор, как мы знакомы, Женя катается только для меня. Даже если меня нет рядом, и смотрю выступление по телевизору, каждый его элемент, выполненный на льду под мою музыку, посвящен мне и никому больше. А теперь он будет танцевать уже не для меня, а для кого-то другого. Я даже не знаю для кого, но мне все равно неприятно, ведь сперва я влюбился именно в его танцы. Никогда в жизни я не любил спорт. Я засыпал от скуки во время трансляции футбольных матчей, игнорировал чемпионаты приятелей по настольному теннису, а вид бегающих по утрам людей погружал меня в глубокое недоумение. Но однажды приятели затащили меня на чемпионат Европы по фигурному катанию, я увидел, как катается Евгений Плющенко и влюбился. Я влюбился в четкость поз и плавность переходов от одного элемента программы к другому, в легкость движений, светлые всполохи волос, горящие от восторга глаза и улыбку. Женя не заставлял себя выходить на лед, ему действительно нравилось то, что он делал. С тех пор я старался не пропускать ни одних соревнований с его участием, желая снова увидеть эти глаза и эту улыбку, и был близок к тому, чтобы начать коллекционировать газетные вырезки, но меня останавливало осознание того, что я уже давным-давно вышел из подросткового возраста. Но, если говорить честно, несмотря на возраст, я не сильно отличался в те дни от его юных поклонниц, пищащих от восторга, как только он появлялся на льду. Но в отличие от них у меня было, что ему предложить: мою музыку.
Писать музыку для фигурного катания оказалось ничуть не сложнее, чем любую другую. Сперва одна мелодия, затем другая… Чуть осмелев я предложил ему свое сердце. Теперь же я думаю, что оно ему никогда не было нужно.
Пнув напоследок диван, я ушел в соседнюю комнату собирать вещи. Какой смысл торчать тут в одиночестве все выходные? Впрочем, провести полночи на вокзале тоже не хотелось, поэтому, чуть подумав, я отложил отъезд на утро.
Разбирая широкую двуспальную кровать, я задумался о том, что же будет дальше. У будущего было всего два варианта: столь желанный положительный, в котором мы миримся, и, к сожалению, более вероятный отрицательный, в котором наши отношения заканчиваются на этой, несомненно, фальшивой минорной ноте. Более вероятным последний вариант был потому, что Женя вряд ли позвонит сам, а будучи зол на меня, не снимет трубку, увидев на дисплее мобильного мой номер.
Дальнейшие события выстраивались в четкую, логичную схему: Женя перестанет приглашать меня для записей музыкального сопровождения к своим программам, и мы совсем перестанем видеться. Мне вновь останется лишь картинка на телеэкране, и придется заново учиться жить без него. Без улыбки, прикосновений и поцелуев. Без его насмешливо-нежного взгляда и ночных объятий. Без долгих разговоров по телефону практически каждый вечер. Я не думаю, что это невозможно, просто… Я люблю его, и мне трудно это представить. А Женя… Женя будет занят репетициями и даже не заметит, что меня нет рядом. А может, заметит, и в отместку заведет роман с… Черт побери, а ведь я даже не знаю с кем!
Меня практически подбросило на кровати, и я рванулся к шкафу, где лежал ноутбук. Надеюсь, в этом глухом местечке есть WI-FI.
Вопрос, почему я решил, что новой жениной пассией будет именно конкурсант от России на Евровидение, ни капли меня не занимал. Единственное, что меня интересовало, это имя. Я хотел знать, на кого меня променяли.

Час поиска в интернете сделал меня обладателем не только имени российского кандидата на Евровидение, но и его конкурсной песни, выложенной щедрыми фанатами на каком-то любительском сайте.
Клик. Воспроизвести файл.
Трек вызывал презрительную усмешку. Это с этой песней Россия надеется на первое место? Это под эту песню перед всей Европой будет кататься Евгений Плющенко? Понятно, для чего он там нужен. Чтобы не позволить песне провалиться. Расчет прост - те европейцы, что не проголосуют за песню, проголосуют за Женю. Текст, конечно, еще ничего, но вот музыка… Ради этого Женя отказался ехать со мной на море?..
Обида снова разлилась желчью по организму, руки сами потянулись к телефону, что бы язык получил возможность высказать Евгению все, что я думаю по поводу этого решения.
Трек, поставленный в плеере на повтор, начался сначала.
В голове неожиданно мелькнула мысль, как убить несколько зайцев сразу.
Если повторить основную тему на скрипке, добавить пару вариаций и соединить с тем, что имеется на записи, то должно получиться весьма неплохо. Таким образом, я получу Женю не на две недели, а на весь май, причем на законных основаниях, и его прощение в придачу. Блестящее лаком тело скрипки отразило тень моей усмешки.
Кажется, у меня снова появилось, что предложить Жене.

В трубке раздавались долгие гудки. Надеюсь, он действительно не слышит звонка телефона, а не просто не хочет отвечать. На часах семь утра. Я всю ночь не спал, сочиняя партию скрипки для «believe me»: чертил на чистой бумаге нотный стан, подбирал мелодию, записывал, пробовал синхронизировать с записью, зачеркивал, исправлял и снова пробовал… Наверное, соседи прокляли меня сегодня, но мне все равно. В половину шестого утра партия была готова. Конечно, она еще была далека от совершенства, и над ней еще нужно было работать, но, в общем и целом, она была пригодна к использованию хоть в настоящий момент. Поглядев на часы, я решил не будить Женю с утра пораньше, но моего терпения хватило всего на полтора часа.
Я снова нажал вызов и скрестил пальцы, надеясь услышать на том конце ответ. Ведь гордый Женя, как подсказывал предыдущий опыт, мог трубку и не снять.
С каждым новым гудком надежды таяли, но после восьмого протяжного сигнала я услышал желанный щелчок, и из динамика донесся стук колес поезда.
- Слушаю тебя, - голос Жени был ровным и совсем не сонным. Кажется, я его не разбудил.
- Ты же сам знаешь, что песня, которую вы везете на Евровидение, ничего собой не представляет, - у нас одинаковые взгляды на музыку, иначе, мы бы просто не смогли работать вместе.
- Знаю.
- С ней у вас нет никаких шансов.
- И?.. Ты можешь предложить что-то лучшее? - несмотря на построение фразы, я чувствую, как тон его голоса теплеет. Мы оба хорошо знаем друг друга.
- Да. Я знаю, как сделать ее лучше.
- И что же ты предлагаешь? - он задает этот вопрос риторически, так как уже знает на него ответ.
- Свой аккомпанемент, разумеется. Неужели я доверю тебя на льду кому-то другому?
Из трубки послышался тихий смешок.
- И что ты хочешь взамен?
- Тебя, - теперь можно расслабиться. Женя меня простил.
- К сожалению, я не могу остановить скорый поезд Будапешт - Москва, чтобы вернуться и заплатить тебе авансом, но у тебя есть ключи от моей московской квартиры.
- Даже так?
- Неужели я доверю твое проживание в Москве кому-то другому? - Женя снова смеется. - И еще…
- Что?..
- Если мы займем первое место, я твой на весь июнь. Знаешь… Я тоже уже сто лет не был на море.

Конец.


Категории: Автор: Adrill, Фанфик, Фэндом: Real People Slash
Прoкoммeнтировaть


BazingaLOL > Фэндом: Real People Slash

читай на форуме:
Купии)
пройди тесты:
Верни мою совесть...(17 часть)
Сериал "Клуб"
Билл. Билл! Билл!!!3
читай в дневниках:
B2ST
Kan Mi Youn feat. Mir - Crazy
Тест: Твоя ТрЕш внешность по твоему...

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх